вопрос:

Уголовная ответственность медицинских работников

Опубликовано: 13 мая 2009, 13:41

Четкое определение оснований и пределов уголовной ответственности является необходимой гарантией против необоснованных обвинений медицинских работников в тех случаях, когда вред причинен не вследствие их недобросовестности или небрежности, а ввиду, например, особой сложности диагностики заболевания, отсутствия на данный момент научно обоснованных методов лечения или других объективных причин.

Основанием привлечения конкретного медицинского работника к уголовной ответственности является совершение им преступления, под которым понимают виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания (ст. 14 УК).

Рассмотрим обстоятельство, исключающее преступность деяния, — обоснованный риск. Обоснованный риск (ст. 41 УК) может иметь место в различных сферах общественной жизни, в том числе и в медицине.

Обоснованный риск предполагает общественно полезную цель, которая не могла быть достигнута иными методами, не связанными с риском. При этом лицо предпринимает достаточные с профессиональной точки зрения меры предосторожности, а его действия не сопряжены с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия. Уголовно-правовое значение обоснованного риска заключается в том, что лицо, действующее в условиях правомерного риска, не подлежит уголовной ответственности за причиненный вред.

Медицинский риск является разновидностью обоснованного риска, он возможен при оперативных вмешательствах, терапевтическом лечении, при проведении различных биомедицинских экспериментов. Применительно к медицинскому риску уголовно-правовые условия его правомерности конкретизированы.

Первое условие предполагает достижение общественно полезного результата, заключающегося в сохранении жизни и здоровья человека.

Второе условие обоснованности риска предусматривает, что при наличии альтернативы медицинский работник должен выбрать путь лечения, не связанный с риском, чтобы избежать причинения вероятного вреда пациенту.

Третье условие определяет, что медицинский работник, допускающий риск при лечении больного, предпринимает достаточные меры, направленные на предотвращение или снижение возможного вреда, т.е. действует на основе; накопленного опыта, знаний и умений, руководствуется при этом соответствующими нормативными предписаниями (приказами, инструкциями и т.д.), использует достижения современной медицинской науки и практики.

Медицинский работник, нарушивший в ситуации риска перечисленные выше условия правомерности, повлекшие вредные последствия для жизни и здоровья пациента (смерть, существенное ухудшение здоровья и т.д.), при наличии вины в виде преступного легкомыслия либо косвенного умысла привлекается к уголовной ответственности за необоснованный риск.

Если при оценке конкретного случая будут установлены все условия правомерности, тогда следует признать, что вред был причинен при обстоятельствах правомерного риска, и, следовательно, в действиях лица нет преступления. Не наказуемо причинение вреда при рискованных методах лечения, если такой вред наступает в результат? недостаточного практического познания на данном этапе определенных закономерностей функционирования органов и тканей человека, воздействия лекарств, парадоксальной реакции организма и т.д.

В ст. 43 Основ сказано: «Не разрешенные к применению, но находящиеся на рассмотрении в установленном порядке методы диагностики, лечения и лекарственные средства могут использоваться в интересах излечения пациента только после получения его добровольного письменного согласия». При этом допускается проведение биомедицинских исследований с привлечением человека в качестве объекта исследования. В ч. 7 ст. 43 оговаривается, что «при получении согласия на биомедицинское исследование гражданину должна быть предоставлена информация о целях, методах, побочных эффектах, возможном риске, продолжительности и ожидаемых результатов исследования».

О том, что медицинская деятельность может быть связана с риском, указано и в ст. 31 Основ: «Каждый гражданин имеет право в доступной для него форме получить имеющуюся информацию о состоянии своего здоровья, включая сведения о результатах обследования, наличии заболевания, его диагнозе и прогнозе, методах лечения, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, их последствиях и результатах проведенного лечения».

В УК ряд статей напрямую затрагивают интересы пациентов и медицинских работников, среди которых ст. 109 «Причинение смерти по неосторожности», ст. 118 «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности», ст. 123 «Незаконное производство аборта», ст. 124 «Неоказание помощи больному», ст. 128 «Незаконное помещение в психиатрический стационар», ст. 233 «Незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ», ст. 235 «Незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью».

Как было сказано выше, УК предусматривает специальные составы профессиональной неосторожности (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК); причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 118 УК)).

Неосторожное причинение смерти, тяжкого вреда здоровью может быть результатом как действия, так ибездействия, которые с неизбежностью или реальной возможностью ведут к лишению жизни потерпевшего или причинению ему тяжкого вреда.

Случаи неосторожного причинения смерти, тяжкого вреда здоровью пациента в результате осуществления медицинским работником своих профессиональных обязанностей по оказанию медицинской помощи принята называть неблагоприятными исходами лечения. В судебно-медицинской литературе неблагоприятные исходы лечения — это:

врачебная ошибка — добросовестное заблуждение врача в диагнозе, методах лечения, выполнении операций и так далее, возникшее вследствие объективных и субъективных причин: несовершенства медицинских знаний, техники, недостаточности знаний в связи с недостаточным опытом работы (ответственность не наступает);

несчастный случай — неблагоприятный исход такого врачебного вмешательства, в результате которого не удается предвидеть, а следовательно, и предотвратить его из-за объективно складывающихся случайных обстоятельств, хотя врач действует в полном соответствии с принятыми в медицине правилами и методами лечения (ответственность не наступает);

наказуемые упущения — случаи уголовно наказуемого недобросовестного оказания медицинской помощи.

Сущность врачебной ошибки и несчастного случая сводится главным образом к тому, чтобы показать, что действия медицинского персонала были объективно ненадлежащими, неверными. Следует отметить, что когда речь идет об объективных причинах недостатков и упущений в диагностике и лечении, то этим самым как бы определяется их относительная независимость от деяний конкретных медицинских работников.

Клиническая оценка ошибок в лечебно-диагностическом процессе, вне всякого сомнения, должна проводиться врачами, однако решение вопроса о наличии или отсутствии в действиях медицинских работников элементов противоправности и виновности является исключительно юридической прерогативой.

При оценке обстоятельств, которые могли повлечь объективно ненадлежащую медицинскую помощь, необходимо учитывать следующие факторы:

1)  недостаточность, ограниченность медицинских познаний в вопросах диагностики, лечения, профилактики некоторых заболеваний и осложнений (неполнота сведений в медицинской науке о механизмах патологического процесса; отсутствие четких критериев раннего распознавания и прогнозирования болезней);

2)  несовершенство отдельных инструментальных медицинских методов диагностики и лечения;

3) чрезвычайную атипичность, редкость или злокачественность данного заболевания или его осложнения;

4)  несоответствие между действительным объемом прав и обязанностей данного медицинского работника и производством требуемых действий по диагностике и лечению;

5)  недостаточные условия для оказания надлежащей медицинской помощи пациенту с данным заболеванием в условиях конкретного лечебно-профилактического учреждения (уровень оснащенности диагностической и лечебной аппаратурой и оборудованием);

6)  исключительность индивидуальных особенностей организма пациента;

7) ненадлежащие действия самого пациента, его родственников, других лиц (позднее обращение за медицинской помощью, отказ от госпитализации, уклонение, противодействие при осуществлении лечебно-диагностического процесса, нарушение режима лечения);

8)  особенности психофизиологического состояния Медицинского работника (болезнь, крайняя степень переутомления).

Данные обстоятельства могут играть главную роль в наступлении негативных последствий либо выступать в; качестве условий, своеобразного фона, на котором осуществляются ненадлежащие действия медицинского работников, обусловленные причинами субъективного характера.

Если же главным в наступлении тяжелых для больного последствий является ненадлежащее оказание помощи, выражающееся в запоздалом (несвоевременном), недостаточном, неправильном (неадекватном) ее предоставлении, обусловленном причинами субъективного порядка, то это, безусловно, имеет правовое значение для возникновения основания уголовной ответственности.

Действия медицинского работника будут неправильными в том случае, если он не выполнил какие-то обязательные, известные в медицине, требования (при переливании крови не определил групповую и резус-принадлежность крови донора и реципиента, необоснованно превысил дозировку лекарственного вещества или нарушил требования относительно способов его введения, без достаточных оснований допустил существенные отступления от схемы или принципов лечения определенной; болезни и т.п.).

При оценке правильности тех или иных действий необходимо иметь в виду, что может существовать несколько методов лечения болезни и врач в таких случаях имеет право выбора исходя из своего опыта, знаний, обеспеченности лекарственными средствами и других обстоятельств. Если из нескольких равноценных методов лечения болезни, принятых в современной медицине, врач остановился на каком-то одном, действия его являются1 правомерными.

Под ненадлежащим исполнением лицом своих обязанностей понимается совершение деяния, не отвечающего полностью или частично официальным требованиям, предписаниям, правилам. Медицинский работник несет ответственность за ненадлежащее исполнение (неисполнение) обязанностей, относящихся к его должности и соответствующих его образованию.

Для квалификации по ч. 2 ст. 109, 118 УК необходимо установить, какие профессиональные обязанности нарушил виновный; установить, что данное лицо знало или должно было знать эти обязанности; в результате чего это деяние обусловило причинение смерти или вреда здоровью, что иллюстрируют следующие примеры.
В районную больницу поступил больной О., 38 лет, с диагнозом «закрытый перелом лучевой кости в нижней трети». Хирург, дежуривший в больнице, принял решение о срочном сопоставлении смещенных отломков кости под общим наркозом, хотя непосредственная опасность для жизни больного отсутствовала. Анестезиолога-реаниматолога, который должен был дежурить на дому, на месте не оказалось, и хирург дал указание сестре-анестезистке о проведении внутривенного наркоза. Введение в наркоз привело к развитию асфиксии (удушье), остановке дыхания и смерти больного.

В приведенном случае врач-хирург и сестра-анестезистка могут быть привлечены к ответственности за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения ими своих профессиональных обязанностей. Хирург не владеет общей анестезией, не должен был заниматься ее проведением, тем более в ситуации, не угрожающей жизни больного. Состояние больного позволяло отложить оперативное вмешательство до прибытия анестезиолога-реаниматолога.

В районную больницу обратилась больная В., 37 лет, с жалобами на боли в верхней части живота, частый жидкий стул, тошноту, рвоту, повышение температуры. После обследования больной выставлен диагноз пищевая токсикоинфекция и назначено соответствующее лечение. Несмотря на оказываемую медицинскую помощь, состояние Д. в течение последующих дней ухудшалось, боли усилились и переместились в нижние отделы живота, появились симптомы раздражения брюшины. В связи с этим больная переведена в областную больницу, где ей был выставлен диагноз аппендицит. В срочном порядке произведено оперативное вмешательство, при котором обнаружен гангренозный аппендицит, ставший причиной разлитого перитонита. Несмотря на проводимое интенсивное лечение, состояние больной Д. прогрессивно ухудшалось и на фоне тяжелейшей интоксикации она скончалась.

В данном случае смерть больной наступила вследствие неправильной диагностики заболевания.

Уголовная ответственность за неправильные действия медицинского работника может наступить лишь в случаях, когда он в соответствии с полученным образованием и занимаемой должностью обязан был понимать, что его действия находятся в противоречии с определенными правилами медицины и способны привести к неблагоприятным последствиям.

Обязанность сознавать неправильность тех или иных действий предполагает также, что данный медицинский работник не только должен был, но и имел реальную возможность знать, как следует поступать в определенной ситуации.

Таким образом, уголовная ответственность не наступает, если при неблагоприятном исходе лечения действия медицинского работника были правильными, если он сделал все, что следовало сделать в данной ситуации; если медицинский работник не мог предвидеть, что его действия являются неправильными; если при объективно неправильных действиях не наступили вредные последствия или же отсутствует причинная связь между действиями и наступившими последствиями.

Прогресс в медицинской науке в области трансплантации породил возможность возникновения криминальных ситуаций, связанных с поиском и использованием подходящих лиц для изъятия у них органов и тканей, в том числе и путем принуждения (ст. 120 УК «Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации»). Преступное деяние включает принуждение, психическое давление на потерпевшего в любой форме: угрозу применения насилия, носящую реальный, действительный характер, обещания, предложение денег, обман под предлогом необходимости проведения медицинской операции и т.д. Состав преступления образует принуждение к согласию на изъятие любых органов и тканей, а не только тех, которые перечислены в законе в качестве трансплантатов. Преступление считается оконченным с момента принуждения. Если же принуждение реализовано и орган или ткани изъяты, содеянное квалифицируется по совокупности совершенных преступлений в зависимости от наступивших последствий: принуждение к изъятию органов или тканей для трансплантации (ст. 120 УК) и умышленное причинение тяжкого (ст. 111 УК), средней тяжести (ст. 112 УК) вреда здоровью; убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. «м» ст. 105 УК).

Вопросы оказания помощи ВИЧ-инфицированным регламентируются Федеральным законом от 30.03.1995 № 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)». Заражение ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей влечет за собой ответственность по ч. 4 ст. 122 УК. Преступление имеет место при совершении виновным лицом действия или бездействия (ненадлежащим выполнением лицом тех профессиональных обязанностей, которые обеспечивают предупреждение заражения ВИЧ-инфекцией). Обязательным условием данного преступного деяния является Наступление опасных последствий для потерпевшего (установление факта заражения ВИЧ-инфекцией), а также Установление причинной связи между ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей и наступившими последствиями.

Частью 1 ст. 123 УК предусмотрена ответственность за незаконное производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля (т.е. не имеющего сертификата по акушерству и гинекологии), а ч. 3 той же статьи применяется, если незаконный аборт повлек по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью.

Согласно ст. 36 Основ искусственное прерывание беременности проводится в рамках программ ОМС в учреждениях, получивших лицензию на указанный вид деятельности, врачами, имеющими специальную подготовку.

Аборт как прерывание беременности в медицинской науке подразделяется на самопроизвольный и искусст-1 венный. Искусственный аборт в свою очередь подразделяется на правомерный и незаконный (криминальный). Искусственное прерывание беременности может проводиться по согласию женщины при сроке беременности до 12 недель.

Преступное деяние проявляется в действиях, направленных на искусственное прерывание беременности женщины другим человеком. Способы совершения незаконного аборта могут быть различными и не влияют на квалификацию преступления. Преступление считается оконченным с момента осуществления криминального; аборта. Если действия виновного не привели к прерыванию беременности по независящим от него причинам, содеянное надлежит квалифицировать как оконченное преступление.

Обязательным признаком незаконного производства аборта является согласие беременной женщины на его производство. Прерывание беременности вопреки воле женщины подлежит квалификации как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК). По ч. 3 ст. 123 УК обязательным является наступление опасных последствий в виде причинения тяжкого вреда либо смерти. Установление причинной связи между производством аборта и наступившими последствиями является обязательным.

Данное преступление предполагает наличие специального субъекта — лица, не имеющего высшего медицинского образования соответствующего профиля. Врач-специалист в качестве субъекта исключен, поэтому врач-специалист (акушер-гинеколог), осуществляющий в пределах лечебного учреждения преступные действия (например, производящий аборт при отсутствии медицинских показаний при сроке беременности 23 недели), не подлежит уголовной ответственности по анализируемой статье УК. В таких случаях виновные лица будут нести ответственность только при наличии вредоносных последствий, но уже по другим статьям УК.

В соответствии со ст. 124 УК преступлением признается неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного (ч. 1), смерть либо причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 2).

Ответственность за неоказание помощи больному наступает только при наличии последствий (смерти или существенного вреда здоровью). Если помощь больному не оказана и реальных вредоносных последствий для здоровья не наступило, уголовная ответственность врача, не оказавшего помощь, исключается. Данное положение иллюстрирует следующий пример.

Врач-гинеколог Ж., оказавшийся на месте ДТП, ссылаясь на некомпетентность и нехватку времени, отказался оказать первую медицинскую помощь пострадавшему П., с ушиблено-рваной раной головы, закрытой черепно-мозговой травмой. П. самостоятельно по сотовому телефону вызвал машину скорой помощи, и через час был доставлен в областную клиническую больницу. После проведенного в течение десяти дней лечения по поводу повреждений и сотрясения головного мозга (легкий вред здоровью) П. был выписан. Анализ данного случая, проведенный по жалобе П., выявил умысел по отношению к невыполнению врачом Ж. своих профессиональных обязанностей, однако ответственность Ж. по ст. 124 УК не наступила, поскольку отсутствовали предусмотренные ею последствия.

Уголовная ответственность за неоказание помощи больному наступает при наличии существующей правовой обязанности ее оказывать и обращения больного или его представителя либо других лиц за медицинской помощью. В исключительных случаях медицинский работник обязан оказывать помощь и без такого обращения, например, когда врач оказывается свидетелем дорожно-транспортного происшествия и пострадавшие не могут обратиться с просьбой о помощи.

Неоказание помощи может выразиться в различны» действиях, к которым относятся неявка врача на дом по вызову, отказ принять больного в больницу, отказ в оказании помощи пациенту, находящемуся в лечебном учреждении, невызов специалиста медработником, который явился в больницу, но оказался некомпетентным в сфере лечения обнаруженной болезни, невыполнение в полном объеме своих профессиональных обязанностей.

Ответственность за неоказание помощи больному не наступает при наличии уважительных причин, к которым относят:

1) непреодолимую силу (действия внешних факторов или посторонних лиц, препятствующих оказанию помощи);

2) крайнюю необходимость (помощь другому тяжелобольному, «сортировка больных»);

3) болезнь медицинского работника;

4)  отсутствие медикаментов, инструментов, средств транспортировки больного;

5)  некомпетентность медицинского работника (при условии, что им была оказана вся возможная первая медицинская помощь и предприняты меры для вызова соответствующего (профильного) специалиста или предприняты меры для профильной госпитализации);

6) отсутствие медицинского полиса при оказании плановой помощи.

Неоказание помощи больному признается оконченным преступлением с момента, когда в результате неоказания помощи больному наступает средней тяжести вред его здоровью. Для наличия в действиях виновного состава преступления необходимо установить причинную связь между неоказанием помощи больному и наступившим вредом его здоровью. Если будет установлено, что вред наступил в силу каких-то других причин, то в действиях медицинского работника не будет состава преступления.

В ч. 2 ст. 124 УК предусмотрена ответственность за неоказание помощи больному, если это привело к смерти или повлекло тяжкий вред здоровью. Для квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 124 УК необходимо установление причинной связи между неоказанием помощи больному медицинским работником и наступившими указанными последствиями, как это показано в нижеприведенном примере.

Врач-хирург К. отказался осмотреть пострадавшую в дорожно-транспортном происшествии М., 64 лет, ссылаясь на нехватку времени, посоветовал вызвать скорую помощь и уехал с места происшествия. М., сбитая грузовой автомашиной, находилась без сознания, в области правого бедра имелась обширная ушиблено-рваная рана, из которой вытекала струя крови, правая бедренная кость, как выяснилось в дальнейшем, была сломана в области нижней трети. В последующем свидетели показали, что К. ясно видел характер повреждений М., имел возможность оценить их опасность для жизни. Несмотря на проводимые лечебные мероприятия, М., доставленная в больницу через 1 час 30 минут, скончалась от потери крови из поврежденной бедренной вены. Анализ данного случая показал, что смертельный исход мог быть предотвращен оказанием своевременной медицинской помощи на месте происшествия (остановка
кровотечения путем наложения жгута). К. был привлечен к ответственности по ч. 2 ст. 124 УК за неоказание помощи, повлекшее смерть больного.

Частью 1 ст. 128 предусмотрена ответственность за незаконное помещение в психиатрический стационар, а ч. 2 —» за незаконное помещение в психиатрический стационар,; если данное деяние совершено лицом с использованием своего служебного положения либо повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия.

Основания и порядок помещения в психиатрический стационар предусмотрены Законом о психиатрической помощи.

Объектом преступления являются личная свобода человека и здоровье потерпевшего, когда ему без необходимости проводят «лечение» путем дачи лекарственных препаратов или используются другие средства. Потерпевшим может быть любое лицо, не нуждающееся в психиатрическом лечении, в том числе психически больной человек, которому на момент помещения в стационар лечение не было показано. Потерпевшим может оказаться и малолетний ребенок, у которого есть родители или опекун, а также ребенок-сирота, содержащийся в доме-интернате. Незаконное помещение в психиатрический стационар заведомо не нуждающегося в психиатрическом лечении человека является специальным видом лишения свободы.

Отказ выписать пациента из психиатрического стационара после его излечения также следует квалифицировать пост. 128 УК.

В случае если вследствие незаконного помещения в психиатрический стационар наступила смерть потерпевшего или был причинен тяжкий вред его здоровью или иные тяжкие последствия, содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 128 УК. Под иными тяжкими последствиями понимают, например, самоубийство потерпевшего. При этом следует установить наличие причинной связи между незаконным помещением в психиатрическую больницу и наступившими последствиями.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 137 УК (нарушение неприкосновенности частной жизни с использованием своего служебного положения), являются конституционные права и свободы гражданина, неприкосновенность его частной жизни. Неприкосновенность частной жизни установлена Конституцией (ст. 23, 24). Использование и распространение информации о частной жизни гражданина без его согласия не допускается. Преступление проявляется распространением сведений, составляющих врачебную тайну, в виде сообщения виновным без согласия потерпевшего таких сведений третьим лицам в разговоре, оглашением в публичном выступлении, в магнитной или видеозаписях, обнародованием этих сведений в печати и т.д.

Статьей 233 УК предусмотрена ответственность за незаконный порядок оборота (использования) наркотических и психотропных веществ, предусмотренный в РФ.

Согласно Федеральному закону от 08.01.1998 № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» рецепты, дающие право на получение наркотических средств или психотропных веществ, являются единственным документом такого рода для граждан. Под иными документами следует понимать любые другие документы, которые в соответствии с установленным порядком дают право на получение наркотических средств или психотропных веществ в процессе осуществления Деятельности в сфере их законного оборота. Это могут быть заявка медицинского учреждения на получение Указанных средств или веществ, документ, выдаваемый органом внутренних дел и подтверждающий наличие Условий для сохранности наркотических средств или психотропных веществ, лицензия, дающая право на соответствующую деятельность, и др.

В ст. 233 УК предусмотрена ответственность за четыре самостоятельных преступления:

1)  незаконная выдача рецептов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ;

2)  подделка таких рецептов;

3)  незаконная выдача иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ;

4) подделка таких документов.

Незаконность в смысле настоящей статьи означает, что выдача рецепта или иного документа произошла с нарушением установленного порядка их выдачи. Так, рецепт может быть выдан без медицинских показаний, лицензия на право деятельности с наркотическими средствами дана аптеке без соответствующего документа из органа внутренних дел, подтверждающего наличие в аптеке условий сохранности таких средств, и т.п. Для установления незаконности выдачи рецептов или иных документов следует обращаться к соответствующим нормативным правовым актам, устанавливающим законный порядок получения, права на деятельность по обороту наркотиков либо на выдачу рецептов. Порядок выдачи рецептов устанавливается нормативными правовыми актами Минздравсоцразвития России. Все наркотические средства должны выписываться на специальных рецептурных бланках, имеющих защиту и серийные номера. Эти бланки подлежат специальному учету и регистрации. Лечебно-профилактические учреждения получают бланки рецептов через местные органы здравоохранения. Врач получает бланки под отчет и обязан вести их специальную регистрацию и учитывать корешки выписанных рецептов. Выданные рецептурные бланки числятся как за лечебным учреждением, так и за конкретным врачом.

Незаконной частной практикой (ст. 235 УК) признается занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью лицом, не имеющим лицензии на избранный вид деятельности, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью (ч. I ст. 235 УК) или смерть человека (ч. 2 ст. 235 УК). Данное преступление посягает на здоровье населения и порядок регулирования частной медицинской и фармацевтической деятельности. Незаконность занятия частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью означает, что лицо не имеет лицензии на выбранный вид деятельности. Статья 15 Основ содержит общее требование о необходимости иметь лицензии на указанные виды деятельности. Лицензия является официальным документом, дающим право на осуществление указанного в ней вида медицинской деятельности. По смыслу ст. 235 УК незаконным будет не только занятие частной медицинской практикой либо фармацевтической деятельностью без получения лицензии, но и продолжение такой деятельности после окончания срока выданной лицензии либо изменение вида деятельности по сравнению с указанным в лицензии без изменения самой лицензии. Ответственность за данное преступление наступает в случае причинения вреда здоровью, причем вред может быть любой тяжести. Необходимым условием наступления ответственности выступает причинная связь между незаконным занятием частной медицинской или фармацевтической деятельностью и причиненным вредом.

Среди должностных преступлений в сфере здравоохранения называют халатность (ст. 293 УК). Халатностью (ст. 293 УК) является невыполнение должностным лицом своих профессиональных, служебных обязанностей или выполнение их ненадлежащим, небрежным образом. К ответственности по данной статье могут привлекаться Должностные лица учреждений здравоохранения, халатно относящиеся к выполнению своих организационно-распорядительных, административных функций, если подобные действия или бездействие повлекли за собой причинение тяжкого вреда здоровью пациента или его смерть. В подобных ситуациях важное значение имеет оценка тех обязанностей должностного лица, которые отражены в Должностных инструкциях, имеющихся во всех ЛПУ

Юридическая консультация онлайн

Заполните, пожалуйста, форму: имя, как к Вам обращаться, Ваш контактный телефон, город в котором проживаете и ваш вопрос (можно кратко - например, вопрос по разделу имущества).