вопрос:

Объяснения на исковое заявление в соответствии со ст. 35 ГПК

Опубликовано: 30 марта 2009, 16:36

В Преображенский районный суд г. Москвы

от Львова Сергея Ивановича,

по делу с Министерством финансов РФ,

заместителем прокурора г. Москвы,

(адреса в деле)

Объяснения на исковое заявление в соответствии
со ст. 35 ГПК

Предъявленный ко мне иск не признаю по следующим ос­нованиям.

1.  В 1994 г. я действительно имел намерение приобрести квартиру в Испании и ездил туда в сопровождении сотруд­ника фирмы «Биско», чтобы выбрать квартиру. Мною дей­ствительно был внесен задаток в размере 55 000 дол. США за типовую квартиру в доме-новостройке. В момент вне­сения задатка речи о конкретной квартире, ее номере и адресе не велось. Передача мною денег никак не была оформлена. Внесением задатка я, по моему мнению, «за­резервировал» за собой право заключить сделку по покуп­ке конкретной квартиры в дальнейшем, когда у меня будут деньги. Я оставил задаток у нотариуса и вернулся в Москву.

2. Я уточняю свои объяснения, данные 25 июля 2002 г. в уп­равлении Федеральной службы налоговой полиции России по г. Москве (далее — УФСНП), послужившие основанием для предъявления ко мне данного иска. Впервые находясь в УФСНП, я волновался и не заметил, что сотрудники Уп­равления неточно записали мои объяснения.

Я не приобретал квартиру в Испании и не ввозил 55 000 дол. США наличными в Испанию для ее приобретения. У меня из­менились обстоятельства, я передумал покупать квартиру. Я сообщил об этом представителю фирмы «Биско» и попросил вернуть мне 55 000 дол. США, уплаченные в качестве аванса. Представитель фирмы «Биско» стал уговаривать меня за­ключить сделку, сказал, что вскоре я получу договор о внесе­нии аванса и покупке квартиры по почте, увижу, как все серь­езно будет оформлено. Вскоре я действительно получил по почте изготовленную на ксероксе копию некоего договора, ко­торый я воспринял как подтверждение внесения мною аванса за квартиру. Испанского языка я не знаю, перевод данного до­говора впервые увидел в настоящем гражданском деле. С указанной копией договора я обратился к представителю фирмы «Биско» с просьбой вернуть мне деньги, но фирма исчезла, и деньги мне никто не вернул.

3. Таким образом, я не совершал никаких действий по при­обретению недвижимого имущества в Испании, не заклю­чал договор купли-продажи квартиры, не вывозил 55 000 дол. США в Испанию.

В качестве доказательств по настоящему делу истец ис­пользует объяснение, данное мною 25 июля 2002 г. в УФСНП. Данное объяснение не может быть использовано в качестве доказательства, так как получено с нарушением моих прав: мне не были разъяснены мои права, предусмот­ренные ст. 51 Конституции. Если бы я знал, что не обязан свидетельствовать против себя, я бы вообще не стал да­вать в УФСНП никаких объяснений, тем более что мне не было представлено никаких документальных доказа­тельств моей причастности не только к возможному уголов­ному делу, но и просто к несоблюдению каких-либо правил, влекущему правовые последствия. Давая объяснения, я не предполагал, что они могут быть использованы против меня, в ущерб моим материальным интересам. Я собст­венноручно принес в УФСНП копию договора, и потом этот же договор, переведенный истцом, истец использовал при обосновании своих исковых требований.

В соответствии со ст. 55 ГПК доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не мо­гут быть положены в основу решения суда.

4. Договор о покупке квартиры от 24 октября 1994 г., пред­ставленный истцом в качестве доказательства и обоснова­ния исковых требований (далее — договор), также не мо­жет рассматриваться как доказательство. В соответствии со ст. 56 ГПК каждая сторона должна дока­зывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований. Истец в качестве оснований своих требований ссылается на указанный договор.

В соответствии со ст. 71 ГПК письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. В данном случае надлежаще заверенной будет являться копия, заверенная нотариусом. Документ, полученный в иностранном государстве, призна­ется письменным доказательством в суде, если не опро­вергается его подлинность и он легализован в установлен­ном законом порядке.

В соответствии с требованиями Гаагской конвенции доку­мент (в данном случае — договор) должен быть снабжен апостилем, который отсутствует. В соответствии с россий­ским законодательством о нотариате перевод иностранных документов, не снабженных апостилем, не может быть нота­риально удостоверен. Я опровергаю подлинность договора, представленного истцом, как по тем основаниям, что я не участвовал в его подписании, так и по тем основаниям, что он имеется в виде копии и не соответствует требованиям, предъявляемым законом к письменным доказательствам.

5. Таким образом, истец не представил суду доказательств в обоснование своих исковых требований. Более того, при обосновании исковых требований непра­вильно применяется закон.

Предъявленные исковые требования основываются на моем объяснении в УФСНП (далее — объяснение) о том, что я «ввозил в Испанию наличность в сумме 55 000 дол. США и заплатил за квартиру».

Подпункт «в» п. 10 ст. 1 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» (далее — Закон) со­держит упоминание о «переводах», что в понимании Зако­на — безналичные платежи. В объяснении же речь идет о ввозе валюты, что переводом не является. В исковом заяв­лении истец, даже не ставя вопрос о признании договора недействительным, утверждает, что договор недействи­тельный, просит взыскать в доход государства стоимость недвижимого имущества. В обоснование требований истец ссылается на ст. 14 Закона, которой предусмотрена от­ветственность в виде «взыскания в доход государства необоснованно приобретенного в результате незаконных действий». Поскольку предметом рассмотрения данного судебного спора выступает договор, то правильным пред­ставляется рассмотрение вопроса о признании договора недействительным, а не неких «действий», поэтому, исходя из логики истца, правильно было бы ставить вопрос о «взыскании в доход государства всего полученного по не­действительным сделкам» (подп. «а» п. 1 ст. 14 Закона). По сделке, по мнению истца, я получил квартиру. Почему же, вопреки требованиям Закона, истец не ставит вопрос о взыскании квартиры в доход государства? Для взыскании денежных сумм у истца нет правовых оснований.

Изложенное выше прошу расценивать не как признание ис­ковых требований, а как просьбу об их уточнении и изложе­нии в полном соответствии с требованиями Закона. Предъявленные ко мне исковые требования не признаю, в иске прошу отказать.

«__»____200_г.                                                                                                                                              

Львов

Юридическая консультация онлайн

Заполните, пожалуйста, форму: имя, как к Вам обращаться, Ваш контактный телефон, город в котором проживаете и ваш вопрос (можно кратко - например, вопрос по разделу имущества).