вопрос:

Ходатайство об увеличении размера исковых требований в соответствии со ст. 39 ГПК

Опубликовано: 30 марта 2009, 15:52

В Тушинский районный суд г. Москвы

от Савельевой Татьяны Борисовны

по делу с родильным домом № 26

о восстановлении на работе

Ходатайство
об увеличении размера исковых требований
в соответствии со ст. 39 ГПК

Мое отсутствие на работе 4 марта 2003 г. вызвано уважительной причиной – аварийным состоянием электропроводки и электроприбора в моей квартире. Справка из диспетчерской службы заверена печатью и полностью соответствует требованиям, предъявляемым процессуальным законодательством к письменным доказательствам. До 4 марта 2003 г. ответчик знал об аварии, происшедшей у меня дома. Я заранее пыталась оформить свое отсутствие на работе отпуском за свой счет, однако в удовлетворении заявления мне было отказано. Хотя в трудовом договоре между ответчиком и мной в п. 5.4 предусмотрена возможность предоставления краткосрочного отпуска без сохранения заработной платы, ответчик лишил меня возможности воспользоваться этим правом. Таким образом, ответчик спровоцировал ситуацию, при которой я была вынуждена не выйти на работу без разрешения администрации. Во избежание возгорания электропроводки в своей квартире я осталась дома и ждала электрика.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.1992 № 16 указано: «С целью вынесения законных и обоснованных решений по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных за нарушение трудовой дисциплины, необходимо выяснить, в чем конкретно выразилось нарушение, явившееся поводом к увольнению, и может ли оно служить основанием для расторжения трудового договора по п. 6 «а» ст. 81 ТК, учитывались ли администрацией при увольнении тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, отношение к труду (п. 26). Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут за нарушение трудовой дисциплины, суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета его тяжести, обстоятельств, при которых он совершен, а также предшествующего поведения работника, отношения к труду, иск может быть удовлетворен (п. 28)».

Мое вынужденное отсутствие по уважительной причине на работе 4 марта не причинило ущерб ответчику, не нарушило течение трудового дня и приема посетителей. Мое предшествующее поведение на работе и исполнение своих трудовых обязанностей ничем не опорочено, я не имею никаких взысканий. Ссылка ответчика на четыре докладные записки об опозданиях на работу для меня — полная неожиданность. Я не опаздывала на работу, трудовую дисциплину не нарушала, ничего об этих докладных не знала до настоящего судебного разбирательства. Также мне ничего не известно о приказе от 7 февраля 2003 г. № 58 о моем наказании — снятии надбавки за интенсивность труда за февраль 2003 г. Ко мне никогда ни применялись никакие меры воздействия, о которых мне что-либо было известно.

Никакого юридического значения не имеет решение совместного заседания Совета трудового коллектива РД № 26 и сотрудников женской консультации родильного дома № 26 о прекращении со мной трудовых отношений. Правовой статус этого Совета нигде не определен, до настоящего судебного разбирательства я вообще о нем ничего не слышала. У ответчика нет ни профсоюзной организации, ни комиссии по трудовым спорам. Заседание придуманного наскоро Совета трудового коллектива — попытка придать законность моему незаконному увольнению. В трудовом договоре со мной ничего не сказано о согласии какого бы то ни было Совета на расторжение договора, трудовой договор заключался также без его участия. 12 марта 2003 г. я обратилась в Управление здравоохранения СЗАО с просьбой принять меры по устранению нарушения закона при моем увольнении. Вместо помощи и разбирательства я получила ответ от 31 марта 2003 г. № 562 о том, что УЗ СЗАО г. Москвы «не находит оснований для принятия мер административного воздействия к должностным лицам родильного дома № 26». Я не просила о принятии каких-либо мер. Я просила внесудебной помощи и защиты моих нарушенных трудовых прав, но не получила этого.

Прошу суд удовлетворить мои первоначальные исковые требования.

В соответствии с указанным постановлением Пленума Верховного Суда РФ (п. 35) при удовлетворении заявленных требований средний заработок взыскивается со дня издания приказа об увольнении, поскольку именно с этого дня прогул признается вынужденным. На основании изложенного прошу увеличить взыскиваемую с ответчика сумму невыплаченной заработной платы: 1171 руб. 90 коп. за три месяца, т.е. взыскать 5313 руб. 70 коп.

«__»_____200_г.

Савельева

Юридическая консультация онлайн

Заполните, пожалуйста, форму: имя, как к Вам обращаться, Ваш контактный телефон, город в котором проживаете и ваш вопрос (можно кратко - например, вопрос по разделу имущества).