вопрос:

Восстановление срока для принятия наследства

Опубликовано: 4 ноября 2009, 14:04

Нередко случается, что срок для принятия наследства пропущен, однако это произошло по уважительным причинам. На основании многолетней практики формирования наследственного права России в законе предусмотрена норма о возможности принятия наследства по истечении установленного срока. При этом установлено два способа такого принятия:

1) судебный и
2) несудебный.

Судебный способ заключается в том, что наследник, пропустивший срок для принятия наследства, Может обратиться в суд с заявлением о восстановлении этого срока и признании его принявшим наследство. Суд может удовлетворить это заявление, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам.

При этом суды всегда строго исследовали и исследуют до сих пор уважительность причин пропуска срока для принятия наследства, особенно в том случае, когда наследниками являются близкие родственники (прежде всего — дети). Такая практика сложилась еще во времена СССР, когда аналогично восстановлению срока для принятия наследства использовалось продление этого срока.

Пример

Установленный законом срок для принятия наследства может быть продлен судом лишь при доказанности, что он пропущен по уважительным причинам.

П. и А. состояли в зарегистрированном браке. В 1950 году у них родился сын Ю. Во время брака они построили дом в г. Гори из двух жилых комнат размером 44,5 кв. м и подсобных помещений площадью 24,6 кв. м. Собственником дома был зарегистрирован П.

В мае 1975 года П. умер. Наследниками на принадлежавшую ему 1/2 часть дома являлись его жена А., их сын Ю. и дети П. от первого брака С, М., К. и Л.

Наследство в установленном законом порядке приняла А., которой 27 сентября 1975 года было выдано свидетельство о праве наследования, и она затем была зарегистрирована собственником указанного дома.

В сентябре 1978 года дети П. С, М., К, и Л. обратились в суд с иском к А. о продлении пропущенного ими срока для принятия наследства и признании за ними права собственности на часть дома. В обоснование  своего  требования  истцы  ссылались  на то, что они проживают в отдаленных от места открытия наследства районах и поэтому не могли в установленный законом срок принять наследственное имущество.

Решением народного суда г. Гори от 21 февраля 1979 г., оставленным без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Грузинской ССР 26 марта 1979 года, иск был удовлетворен. Народный суд продлил истцам срок для принятия наследства, признал свидетельство о праве наследования, выданное А., недействительным и постановил, что истцы, ответчица и ее сын имеют право собственности на оставшуюся после смерти П. 1/2 часть дома в равных долях.

Президиумом Верховного Суда Грузинской ССР 22 февраля 1982 года оставлен без удовлетворения протест заместителя Прокурора Грузинской ССР, в котором ставился вопрос об отмене вынесенных по делу судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение.

Генеральный прокурор СССР по тем же основаниям внес протест в Пленум Верховного Суда СССР.

Пленум Верховного Суда СССР удовлетворил протест исходя из следующего.

Решение народного суда г. Гори от 21 февраля 1979 г. и последующие судебные постановления об удовлетворении иска мотивированы тем, что, поскольку истцы проживают в разных районах страны, это препятствовало им в установленный законом срок принять наследство. Кроме того, сделана ссылка на то, что ответчица при оформлении наследства не сообщила нотариусу о наличии других наследников, имеющих право на наследственное имущество.

Однако эти доводы нельзя признать убедительными. Из объяснений сторон в судебном заседании и приобщенной к делу справки председателя домового комитета М. видно, что С, М. и К. присутствовали на похоронах, а их сестра Л. прислала в день похорон телеграмму. Следовательно, истцам было известно о времени открытия наследства и они имели возможность своевременно подать в нотариальную контору заявление о принятии наследства, Суд не дал оценки этим обстоятельствам, имеющим существенное значение для разрешения дела.

Заслуживает внимания и содержащееся в названной справке утверждение, что С. и К. приезжали в г. Гори в день годовщины со дня смерти отца. Требование же о праве на часть дома как на наследственное имущество ими было заявлено лишь в сентябре 1978 года, то есть по истечении трех с половиной лет после смерти отца.

Сам по себе факт проживания истцов в разных районах страны не мог служить основанием для продления срока на принятие наследства. Каких-либо иных уважительных причин пропуска срока на принятие наследства истцы не привели. То, что ответчица при оформлении наследства не сообщила о других наследниках, не освобождало их от принятия наследства в установленном законом порядке.

С учетом этих обстоятельств вывод суда о том, что истцы по уважительным причинам пропустили срок для принятия наследства, нельзя признать основанным на материалах дела.

При новом рассмотрении дела суду необходимо дополнительно исследовать и оценить материалы, связанные с причиной пропуска истцами предусмотренного законом срока для принятия наследства, и в зависимости от установленных данных вынести соответствующее решение.

В связи с изложенным Пленум Верховного Суда СССР отменил решение народного суда г. Гори от 21 февраля 1979 г. и последующие судебные постановления, вынесенные по данному делу, и направил дело на новое рассмотрение в тот же народный суд.

3-вы С.Ю. и Н.Ю. обратились с иском о продлении срока на принятие наследства. В обоснование иска указали, что их отец, 3-е Ю.С., умер 4 октября 1999 года. Поскольку их родители расторгли брак и более 12 лет не поддерживали отношений, истицы узнали о наличии у отца наследственного имущества в июле 2002 года из извещения, которое пришло от нотариуса. 3-е С.Ю. проживает в другом городе более шести лет, а 3-е Н.Ю. в момент смерти отца находился в Москве, затем был призван в ряды Российской армии.

В судебном заседании истцы не присутствовали, их представитель настаивал на удовлетворении требования, ссылаясь на то, что незнание о наличии наследственного имущества является уважительной причиной пропуска срока на принятие наследства. Оба считали, что оставшаяся после смерти отца квартира принадлежит не отцу, а У-ву В.А.

В качестве ответчика судом по делу указан нотариус Губахинского нотариального округа, который в судебном заседании не участвовал.

Заинтересованное лицо 3-ва К.С. с иском не согласна, пояснила, что 3-вы о смерти отца узнали в 2000 году, она им письменно сообщала. Срок пропущен без уважительных причин. 3-ва просила мать истцов сходить к нотариусу, подать заявление об отказе от наследства от имени младшего сына 3-ва Н.Ю., а старшему она лично писала письмо в 2000 году.

Решением Губахинского городского суда от 14 октября 2002 года 3-вым СЮ. и Н.Ю. продлен срок для принятия наследства, открывшегося после смерти 3-ва Ю.С, умершего 4 октября 1999 года.

Судебной коллегией решение суда отменено ввиду неправильного применения норм материального права, нарушения норм процессуального права.

При удовлетворении требования 3-вых СЮ. и Н.Ю. суд пришел к выводу, что родители истцов с 1991 года проживали раздельно, сыновья после расторжения брака родителей остались проживать с матерью. О смерти отца дети знали, но им не было известно о приватизации квартиры по ул. Дегтярева, 6-23 в г. Губаха на имя 3-ва Ю.С, то есть о наличии наследственного имущества. О том, что после отца осталось наследство, дети узнали после направления им 24 июня 2002 года нотариусом извещения, по получении которого они подали заявление нотариусу о вступлении в наследство Таким образом, суд пришел к выводу, что незнание о наличии  наследственного  имущества  является уважительной причиной пропуска срока на принятие наследства.

Между тем в силу статьи 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Согласно статье 1113 Гражданского кодекса Российской Федерации наследство открывается со смертью гражданина. В соответствии со статьей 1154 того же Кодекса наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

Исходя из смысла приведенного закона с учетом специфики правоотношений, специфики исчисления срока для принятия наследства, отправной точкой для исчисления срока на принятие наследства является не то обстоятельство, когда граждане (наследники) узнали о наличии наследственного имущества, а точная дата день смерти наследодателя. Отсутствие сведений о наличии наследственного имущества само по себе не может являться основанием для признания причин пропуска срока для принятия наследства уважительными.

Судом данное обстоятельство не было учтено при постановке решения. Не проверено и не дано оценки доводам 3-вой К. С. о том, что о смерти отца она сообщала 3-ву С.Ю., проживающему в другом городе, письмом в 2000 году и 3-вой Г.Н., матери истцов, в 2000 году. В судебном заседании представитель истцов и их мать не оспаривали того, что истцы о смерти отца узнали ранее, чем от нотариуса пришло извещение.

Ответчиком по делу судом привлечен нотариус Губахинского нотариального округа. Между тем ответчиками по данному делу должны являться лица, чьи интересы затрагиваются принятием наследства 3-выми, то есть те, кто еще претендует на принятие наследства. По данному спору принятием наследства 3-выми затрагиваются интересы 3-вой К.С, которая является наследником второй очереди после смерти 3-ва Ю.С. и которая уже обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства.

Судом 3-ва К.С. привлечена только как третье лицо, чем ее права нарушены.

Однако имеется существенное условие, соблюдение которого обязательно при применении данного способа восстановления срока.

Условие является процессуальным – такое заявление наследника может быть удовлетворено судом только в том случае, если наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока были устранены. Если наследник узнал об открытии наследства по истечении шестимесячного срока для принятия наследства и потому пропустил его, но с заявлением о восстановлении этого срока обратился в суд позднее чем через шесть месяцев с того момента, когда узнал, то срок восстановлен ему не будет.

Пример

Коломнина Евгения Валентиновна обратилась с иском к Шатуровой Виктории Валентиновне и Серпуховскому Андрею Владимировичу о восстановлении срока для принятия наследства, признании частично недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, признании права собственности на 1/2 долю квартиры, признании частично недействительным договора купли-продажи спорной квартиры. Исковые требования были основаны на том, что Шатурова Виктория Валентиновна, являясь младшей дочерью Каширова Валентина Викторовича, после его смерти оформила свои наследственные права на принадлежащую ему квартиру, не уведомив нотариуса, что у умершего есть и старшая дочь, Коломнина Е.В. В исковом заявлении было указано, что Коломнина Е.В. узнала о смерти отца 1 апреля (на следующий день после заключения Шатуровой В. В. договора купли-продажи унаследованной ею спорной квартиры с Серпуховским А.В.), а исковое заявление было датировано 6 октября. Несмотря на данное обстоятельство, исковые требования были частично удовлетворены (было отказано только в признании недействительным договора купли-продажи), поскольку в процессе судебного разбирательства было установлено, что первоначально Коломнина Е.В. обращалась в суд с иском 21 сентября, что было подтверждено определением судьи об оставлении ее искового заявления без движения. Таким образом, истица обратилась в суд в течение предусмотренного законом шестимесячного срока.

По признании наследника принявшим наследство суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе и при необходимости определяет меры по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства. Ранее выданные свидетельства о праве на наследство признаются судом недействительными.

Несудебный способ заключается в том, что наследство может быть принято наследником по истечении срока, установленного для его принятия, без обращения в суд при условии согласия в письменной форме на это всех остальных наследников, принявших наследство. Если такое согласие в письменной форме дается наследниками не в присутствии нотариуса, их подписи на документах о согласии должны быть засвидетельствованы. Согласие наследников является основанием аннулирования нотариусом ранее выданного свидетельства о праве на наследство и основанием выдачи нового свидетельства.

Пример

Мусатова, Иванова и другие обратились в суд с иском к своей сестре Хорошиловой о признании частично недействительным свидетельства о праве на наследство, выданного ей на дом их матери, умершей 24 сентября 1970 года, и о признании за каждым из них права на 1/8 долю дома. Они указывали, что мать завещала дом всем своим детям, но Хорошилова оформила его на себя.

Рузский районный народный суд Московской области в исках отказал.

Заместитель Председателя Верховного Суда РСФСР в протесте поставил вопрос об отмене решения в части отказа в иске Мусатовой.

Президиум Московского областного суда протест удовлетворил исходя из следующего.

Отказывая в иске, суд посчитал, что в 1970 году никто из наследников по завещанию не принял наследство в установленном порядке: в нотариальную контору не обращался, во владение наследственным имуществом не вступил. Ответчица получила свидетельство о праве на наследство в 1973 году, о чем истцам было известно, однако с этого времени они претензий на дом не предъявляли, то есть без уважительных причин пропустили срок для принятия наследства и срок исковой давности.

Вместе с тем суд признал, что Мусатова пользовалась частью дома и в 1983 году с согласия ответчицы произвела ремонт. Однако эти действия, по мнению суда, не дают оснований признать за ней право собственности на дом, так как совершены после истечения шестимесячного срока для принятия наследства.

При этом суд не учел правило, установленное статьей 547 Гражданского кодекса РСФСР, по которому наследство может быть принято после истечения указанного шестимесячного срока и без обращения в суд при условии согласия на это всех остальных наследников, принявших наследство.

Как вытекает из материалов дела, все действия Хорошиловой свидетельствуют о ее согласии на принятие наследства Мусатовой. Установлено, что в 1983 году она договорилась вместе с ответчицей отремонтировать дом.

В надзорной жалобе Мусатова утверждала, что после ремонта дом был поделен на две части, сделаны разные выходы, поставлена перегородка, то есть по договоренности дом разделен между ней и ответчицей. С этого времени она стала пользоваться своей частью дома, несла расходы по его содержанию как собственник: К жалобе приложены квитанции о платежах по государственному окладному и обязательному страхованию дома за 1983, 1986—1990 годы, страховые свидетельства, оформленные на имя Хорошиловой. Однако, как утверждает Мусатова, платежи эти вносились ею от имени сестры, ответчицы по делу.

Эти объяснения нуждаются в проверке в судебном заседании с учетом правила, установленного статьей 547 Гражданского кодекса РСФСР.

Поэтому решение в части отказа в иске Мусатовой подлежит отмене с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение.

Юридическая консультация онлайн

Заполните, пожалуйста, форму: имя, как к Вам обращаться, Ваш контактный телефон, город в котором проживаете и ваш вопрос (можно кратко - например, вопрос по разделу имущества).